Сочинения по «Фотографии, на которой меня нет» Астафьева

«Фотография, на которой меня нет»: краткое содержание рассказа Виктора Астафьева

Сочинения по «Фотографии, на которой меня нет» Астафьева

Меню статьи:

Писатели нередко вдохновляются собственной биографией, создавая художественные произведения. Примером автобиографической прозы является повествование Виктора Астафьева «Фотография, на которой меня нет», краткое содержание которого читатель прочтет в этой статье.

Специфика рассказа Виктора Астафьева

Особенностью «Фотографии, на которой меня нет», прежде всего, является специфический язык рассказа. Текст испещрен просторечными словами, диалектизмами, архаизмами и прочими фразами, непривычными читательскому уху. Удивительный характер речи сопровождается описаниями традиций, уклада, была и устоев села.

Уважаемые читатели! Предлагаем ознакомиться с главными героями произведения “Царь-рыба” Виктора Астафьева

Сюжет произведения – прост и незамысловат. Но вопреки кажущейся тривиальности сюжета, автор обратился в рассказе ко множеству актуальных тем:

  • процесс раскулачивания и результаты этого процесса для крестьян;
  • особенности жизни российской глубинки в первых годах ХХ века;
  • бытовые трудности сибирских крестьян;
  • сложность и противоречивость учительского занятия…

Идея произведения высказана писателем в последних, завершающих словах рассказа. Виктор Астафьев пишет, что фотография села сравнима с летописью, историей жизни деревни, которую можно повесить на стену.

В основе рассказа – реальный случай из жизни писателя. Стоит упомянуть, что Виктор Астафьев выступает прототипом главного героя рассказа «Фотография, на которой меня нет», к краткому изложению которого мы перейдем ниже.

Случай этот таков: однажды в деревню приехал фотограф из города. В начале ХХ века профессия фотографа была делом прибыльным, а фотография – праздником, к которому долго готовились. Но в ключевой момент главный герой слег с болью в коленях и не пошел к фотографу. Из-за этого повествование получило название «Фотография, на которой меня нет».

Краткий пересказ содержания «Фотографии, на которой меня нет»

Действия повествования разворачиваются зимой. Ученики сибирской школы узнают: в деревню прибывает фотограф. Мастер хотел запечатлеть школьников, что воспринималось событием существенным и важным.

Стоит ли говорить, что и сам мастер фотографии воспринимался человеком уважаемым и весомым. Жители деревни задумались: где же будет жить фотограф? Школьные учителя – молоды, живут в хижине, скорее напоминающей барак.

Кроме того, у них в доме – маленький ребенок, который постоянно плачет и кричит. Фотографу не пристало жить в таких условиях.

Тогда жители принимают решение: приезжего поселят в доме десятника конторы, занимающейся сплавом леса.

Далее автор в красках описывает приготовления к фотографии. Школьники думают, кто и какое место займет. Главный герой узнает, что ему и другу отвели место в заднем ряду, потому что ребята не отличались примерным поведением и прилежной учебой. Мальчики расстроились, а потому пошли кататься на санках.

Катаясь на санках, главный герой набрал полные сапоги снега, и ночью у мальчика заболели ноги. Видимо, он унаследовал ревматизм – от матери, которая давно умерла.

Юношу лечит бабушка, но болезнь терзает мальчика до утра: на рассвете главного героя посетил закадычный товарищ – Саня, чтобы справиться о здоровье друга.

Стало ясно, что плохое самочувствие не позволяет мальчику идти фотографироваться, и Саня решает морально поддержать друга. Это значило, что и он не пойдет позировать для фотографии.

Бабушка главного героя приободрила внука, пообещав, что отвезет ребят к лучшему сельскому фотографу. Но мальчики не хотели этого, ведь на той фотографии не было бы школы, где учились ребятишки.

Болезнь вынудила мальчика пролежать в постели неделю. В школу юноша в это время не ходил. Вскоре бабушку и внука посетил директор школы, который принес фотографию. Здесь писатель переходит к описанию нравов и порядков села.

Ситуация похожа на ту, которую описывает украинский писатель Иван Багряный. Каждый житель села старался относиться к соседу уважительно (не важно, был ли это простой крестьянин или ссыльный). Профессия учителя тоже вызывала уважение.

О профессии учителя

Давая характеристику краткого пересказа «Фотографии, на которой меня нет», невозможно не упомянуть о том, какую роль играл учитель в тот период. Преподаватели считались одними из самых уважаемых людей в деревне. Злодеи и хулиганы тоже слушались их. Возможно, причиной того были тяжелые условия, в которых приходилось работать учителям.

Школы часто плохо отапливались, а о книгах и хороших партах оставалось только мечтать.

Дом, в котором располагалась школа, пишет Виктор Астафьев, – дело рук прадеда писателя (и, соответственно, главного героя).

Изначально этот дом принадлежал семье автора, но потом прадед подвергся раскулачиванию, и дом отобрали. Семья переселилась в хижину, крыша которой текла, а стены продувались ветром.

Раскулачивание

Это страшный и жестокий процесс. Людей, которых предавали раскулачиванию, выгоняли из их домов – на улицу, отбирали нажитое имущество, опустошали домашнее хозяйство. Семьи теряли все, оставаясь без средств к существованию.

Некоторые семьи высылали, других – подселяли в чужие дома. Главный герой вспоминает, как конец деревни полнился пустыми домами, где некогда жили ныне раскулаченные крестьяне. Бывшие «кулаки», изгнанные из собственных домов, заселяли пустые хижины ссыльных крестьян, но и там не спешили распаковывать оставшиеся жалкие вещи, ожидая, что их снова выселят.

«Новожители»

Так автор называет тунеядцев, приходивших, словно стервятники, в пустые дома раскулаченных и ссыльных крестьян. «Новожители» не ценили чужого имущества, доводили дома до плачевного состояния и уходили гробить следующее опустевшее гнездо.

В доме, где ныне располагалась школа, сначала «квартировалось» колхозный совет, после хижину заняли «новожители», ну а остатки были отданы под школу. Учителя старались наладить учебный процесс. Для этого требовались учебники и тетради. Организовав сбор вторичного сырья, учителям удалось выручить средства, чтобы купить необходимые школьные принадлежности.

Мужики из деревни своими руками сколотили столы и лавки, и учеба началась. Весенними месяцами тетради и чернила заканчивались, тогда учителя уводили школьников в лес, чтобы наблюдать за природой, устраивали импровизированные уроки биологии.

Автор с ностальгией вспоминает тяжелые годы, замечая, что позабыл имена учителей, но их лица – до сих сохранились памятью, подобно фотографическому образу.

Сокращенный пересказ повествования и главные герои

Рассказ «Фотография, на которой меня нет» представляет главным героем отсутствующего на фотографии человека – Витю Потылицына.

Витя Потылицын

Из-за боли в коленях мальчик пропускает памятное фотографирование, очень расстраиваясь. Тогда учитель вместе с бабушкой главного героя утешают мальчика, обещая, что таких фотографий будет еще очень много. Персонажи второго плана – это школьный учитель, бабушка Вити Потылицына и его лучший друг, одноклассник Саня.

Источник: //r-book.club/sovremenniye-pisateli/viktor-astafjev/fotografiya-na-kotoroj-menya-net.html

Виктор Астафьев. Краткое содержание «Фотография, на которой меня нет»: анализ

Сочинения по «Фотографии, на которой меня нет» Астафьева

Глухой зимой нашу школу взбудоражило невероятное событие: к нам едет фотограф из города. Фотографировать он будет “не деревенский люд, а нас, учащихся овсянской школы”.

Возник вопрос – где селить такого важного человека? Молодые учителя нашей школы занимали половину ветхого домишки, и у них был вечно орущий малыш. “Такую персону, как фотограф, неподходяще было учителям оставить у себя”.

Наконец фотографа пристроили у десятника сплавной конторы, самого культурного и уважаемого человека в селе.

Весь оставшийся день школьники решали, “кто где сядет, кто во что оденется и какие будут распорядки”.

По всему выходило, что меня и левонтьевского Саньку посадят в самый последний, задний ряд, поскольку мы “не удивляли мир прилежанием и поведением”.

Даже подраться не получилось – ребята просто прогнали нас. Тогда мы начали кататься с самого высокого обрыва, и я начерпал полные катанки снега.

Ночью у меня начали отчаянно ныть ноги. Я застудился, и начался приступ болезни, которую бабушка Катерина называла “рематизня” и утверждала, что я унаследовал ее от покойной мамы. Бабушка лечила меня всю ночь, и уснул я только под утро.

Утром за мной пришел Санька, но пойти фотографироваться я не смог, “подломились худые ноги, будто не мои они были”. Тогда Санька заявил, что тоже не пойдет, а сфотографироваться успеет и потом – жизнь-то долгая. Бабушка нас поддержала, пообещав свезти меня к самому лучшему фотографу в городе.

Только меня это не устраивало, ведь на фото не будет нашей школы.

В школу я не ходил больше недели. Через несколько дней к нам зашел учитель и принес готовую фотографию. Бабушка, как и остальные жители нашего села, относилась к учителям очень уважительно.

Они ко всем были одинаково вежливы, даже к ссыльным, и всегда готовы были помочь. Даже Левонтия, “лиходея из лиходеев”, наш учитель смог утихомирить.

Помогали им деревенские, как могли: кто за дитем посмотрит, кто горшок молока в избе оставит, кто воз дров привезет. На деревенских свадьбах учителя были самыми почетными гостями.

Работать они начинали в “доме с… угарными печами”. В школе не было даже парт, не говоря уже о книжках с тетрадками. Дом, в котором разместилась школа, срубил еще мой прадед. Я там родился и смутно помню и прадеда, и домашнюю обстановку. Вскоре после моего рождения родители отселились в зимовье с протекающей крышей, а еще через некоторое время прадеда раскулачили.

Раскулаченных тогда выгоняли прямо на улицу, но родня не давала им погибнуть. “Незаметно” бездомные семьи распределялись по чужим домам. Нижний конец нашего села был полон пустых домов, оставшихся от раскулаченных и высланных семей.

Их-то и занимали люди, выброшенные из родных жилищ накануне зимы. В этих временных пристанищах семьи не обживались – сидели на узлах и ждали повторного выселения. Остальные кулацкие дома занимали “новожители” – сельские тунеядцы.

За какой-нибудь год они доводили справный дом до состояния хибары и переселялись в новый.

Из своих домов люди выселялись безропотно. Только один раз за моего прадеда заступился глухонемой Кирила. “Знавший только угрюмую рабскую покорность, к сопротивлению не готовый, уполномоченный не успел даже и о кобуре вспомнить. Кирила всмятку разнес его голову” ржавым колуном. Кирилу выдали властям, а прадеда с семьей выслали в Игарку, где он и умер в первую же зиму.

В моей родной избе сперва было правление колхоза, потом жили “новожители”. То, что от них осталось, отдали под школу.

Учителя организовали сбор вторсырья, и на вырученные деньги купили учебники, тетради, краски и карандаши, а сельские мужики бесплатно смастерили нам парты и лавки.

Весной, когда тетради кончались, учителя вели нас в лес и рассказывали “про деревья, про цветки, про травы, про речки и про небо”.

Уже много лет прошло, а я все еще помню лица моих учителей. Фамилию их я забыл, но осталось главное – слово “учитель”. Фотография та тоже сохранилась. Я смотрю на нее с улыбкой, но никогда не насмехаюсь. “Деревенская фотография – своеобычная летопись нашего народа, настенная его история, а еще не смешно и оттого, что фото сделано на фоне родового, разоренного гнезда”.

Краткое содержание “Фотографии, на которой меня нет”

Очень кратко

В деревню приезжает фотограф, все школьники мечтают попасть на общую фотографию. Главный герой Витя и его друг Санька обиделись, что их собираются посадить в конце и убежали на увал кататься на санках. Витя заболел и не смог сфотографироваться. Позже учитель принес ему фотографию, на которой Вити не было, и мальчик всегда бережно хранил ее.

мысль

Старые довоенные фотографии — это народная летопись, и их надо беречь. С фотографией связано много воспоминаний.

Читать краткое содержание Фотография, на которой меня нет Астафьев

Рассказ Виктора Петровича Астафьева «Фотография, на которой меня нет» — это одна из глав книги «Последний поклон».

В этой книге главным героем является мальчик Витя, сирота. Он живет с бабушкой и дедушкой в глухой деревне в Сибири. Рядом река Енисей. События, описанные в книге происходят в предвоенное время. Бабушка очень любит мальчика, хотя часто ругает. Каждая глава книги все полнее раскрывает характер бабушки, Катерины Петровна, и ее любовь к внуку.

В главе «Фотография, на которой меня нет» речь идет о необыкновенном для тех мест событии, взволновавшем всех жителей поселка. Ожидается приезд фотографа, который собирается фотографировать школьников.

Учитель и учительница, муж и жена, сразу задумались, куда удобнее поселить фотографа на время его приезда. В заезжий дом нельзя, потому что там грязно.

Решили поместить его у одного культурного жителя деревни с фамилией Чехов.

Все ребята с нетерпением ждали приезда фотографа и думали, кто где будет сидеть на фотографии. Договорились, что самые лучшие ученики сядут впереди, средние — во втором ряду, а троечники и двоечники — сзади.

Однако не все были довольны таким решением, например, герой-рассказчик и его друг Санька, потому что они как раз были одними из худших учеников.

Попытавшись добиться хорошего места кулаками и потерпев неудачу, мальчики убежали на увал и до ночи катались на санках с крутой горки и валялись в снегу.

Вернувшись домой, Витя почувствовал, что заболел. Он долго терпел, а болели у него ноги от ревматизма, болезни, доставшейся ему по наследству от матери. Когда среди ночи мальчик завыл, бабушка проснулась и стала его ругать, что не послушался ее и застудил ноги. Она встала и пошла искать лекарство. Потом долго натирала его спиртом, приговаривала и шлепала внука.

Так Витя застрял дома надолго. Он не мог ходить, и бабушка носила его в баню греться. Когда же наступил день, назначенный для фотографирования, мальчик все еще не мог сделать и шага.

Санька прибежал за ним, бабушка приготовила ему красивую рубашку, но Витя встать не мог. Когда он понял, сто сфотографироваться не сможет, стал выть и проситься сфотографироваться хоть как-то, однако это было невозможно.

Санька смело заявил, что тоже не пойдет фотографироваться.

Так и пролежал Витя дома долго. Он рассматривал вставные рамы, и все, что за ними лежало:

мох, веточки рябины, березовые угольки. Потом мальчик наблюдал за тем, как цветет фикус. А потом ему стало очень скучно.

И вот однажды к ним пришел учитель и принес фотографию. Витя очень обрадовался. Учителя и учительницу в деревне очень уважали все жители. Учитель попил чай с бабушкой и пожелал мальчику поскорее поправляться. Рассказчик с благоговением вспоминает этот приход учителя в их дом. Учитель знал очень много, был вежлив со всеми жителями, всегда здоровался.

Учитель смог так поговорить с пьяницей дядей Левонтием, что тот стал меньше пить. А однажды весной учитель пошел в лес с учениками и рассказывал им все, что знал. Вдруг они увидели змею, она страшно шипела. Учитель схватил палку и забил змею до смерти. Он хотел защитить детей.

Все жители деревни старались отблагодарить учителя и приносили ему то лукошко ягод, то еще какие-нибудь гостинцы, а зимой завозили дрова на двор.

Бабушка долго рассказывала соседям о том, как к ней пришел сам учитель.

Витька смотрел на фотографию и пытался отыскать на ней себя и Саньку, но это было невозможно, ведь они не фотографировались.

Мальчик вырос, но не забыл своего учителя, его скромную улыбку, а фотография хранится до сих пор. Она пожелтела, и на ней едва можно разглядеть лица детей, сфотографированных около белой школы. Многие из них погибли во время войны, и старая фотография хранит память о смелых сибиряках.   

Читать краткое содержание Фотография, на которой меня нет. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Картинка или рисунок Фотография, на которой меня нет

   Где-то в самой середине зимней поры пришло невероятное известие, что скоро приедут фотографировать из города. Этот фотограф приедет не ко всем, а только к нам, ученикам из школы.

У всех взрослых стоит вопрос, где поселить столь почитаемого человека.

Изначально была идея поселить его в доме учителей, но вспомнили, что там почти всегда есть плачущие дети, и это место не подходит для столь почитаемой личности. Всё-таки нашли где его поселить.

   У нас был десятник, самый умный человек, и звали его Иван. Именно у него фотограф сможет насладиться прекрасным вечером после дороги, ведь Иван и шуток много знает и горячительного может вовремя подать и поговорить на умные темы

   После столь невероятного известия школьники взбудоражились и размышляли о своих посадочных местах на фотографии.

По всему было и я и мой лучший друг сядут в конце, чтобы нас было поменьше видно, так как мы были очень плохими учениками, дрались, прогуливали и вообще не интересовались обучением.

Когда мы это узнали, мы пытались захватить силой хорошие места, но это было невозможно даже драками. Мы с другом решили, что нам всё равно и пошли гулять и развлекаться. Нашим развлечением было кататься с высоких горок обрыва.

   Когда совсем стемнело, у меня начали сильно болеть ноги, появился озноб и температура. Я заболел. Бабушка старалась сбить температуру, но приговаривала, что я больной в свою покойную маму. Екатерина выхаживала меня долгую-долгую ночь, и я всё же смог уснуть с рассветом. Поутру ко мне пришёл друг, но дойти до фотографа я не смог, ведь болезнь еще была рядом со мной.

Друг сказал, что он тоже останется, и когда-нибудь мы будем фотографироваться вместе, но потом, ведь это был не самый последний фотограф. Бабушка Екатерина была с ним согласна и предложила после выздоровления свозить нас к изумительному фотографу, которого только сможет найти.

Я очень был рад, так как мне больше понравилась идея быть на фото со своим другом, безо всех остальных учеников и ненавистной школы.

   В свое учебное заведение я не ходил более семи дней.
устя некоторое время к нам пришел преподаватель и принес фотографию, меня на ней не было. Бабушка Катя вместе с другими жителями села относилась с большим почтением ко всем учителям. Несмотря на то, что некоторые учителя были ссыльными, к ним жители тоже относились очень почтенно.

Был среди нас Левонтий, у него было очень плохое поведение, но всё-таки один из наших учителей смог сделать его прилежным учеником. Педагогам старались помочь все. Те, кто жил в деревне, во время уроков присматривали за их детьми, кто-то мог положить банку молока, а кто-то нарубить дров и привезти к воротам.

Даже на свадьбе было очень почетным позвать учителя.

   Педагоги жили в самых обычных домах, которые строились очень-очень давно. Один из таких даже срубил ещё мой прадед. В нашем учебном заведении не было столов, а про книжки и тетрадки мы не могли даже думать. Я родился в этом селе, но очень-очень плохо помню прадеда, а также домашнюю обстановку.

Когда я родился, родители поселились в очень плохом доме с протекающей крышей, а через некоторое время мой прадед был раскулачен. Таких людей, как мой дед, они выставляли просто на улицу, но родственники не хотели, чтобы они погибали, поэтому некоторые селили их в своих домах, чтобы те не умирали.

   Самый дальний конец нашего села имел огромное количество нежилых домов. Их забрали у раскулаченных. Там жили семьи, которые были выселены на улицу накануне морозов. В этих домах люди не могли жить долго, так как их могли выселить из этого дома в любое время.
ли другие дома, их занимали новые лентяи из села.

Не проходило и года, как эти лентяи портили дом до такого состояния, что жить в нём было невыносимо и они находили себе новый дом. Все жители своих домов уходили тихо, был один случай когда за моего прадеда смог заступиться один мальчишка, он был глухонемым и звали его Кирилл.

Кирилла тогда убили, забрали и отдали властям, а деда моего отца отправили в Игарку, но прожить он долго не смог.

   Дом в котором я родился, стал колхозным, в него поселились лентяи. Дома, от которых хоть что-то осталось, отдали под учебные заведения. Преподаватели смогли организовать сбор макулатуры и другого вторсырья и выручить деньги, на которые они купили нам все необходимое.

Кто-то из села смог построить нам парты и стулья. Проходило некоторое время и ближе к весне у нас заканчивались тетради, тогда наши великие педагоги ходили с нами в лес, показали нам животных и деревья, траву и реки. Прошло уже не одно десятилетие, а лица своих учителей я помню и буду помнить всегда.

Несмотря на то, что я давно забыл их фамилии и имена, для меня до сих пор осталось самом главном звание «учитель». Я смог сохранить ту фотографию, на которой меня нет, но несмотря на это, я всё же смотрю на неё с радостными воспоминаниями и никогда не сожалею, что меня на ней нет.

Наверное, в городе всё не так, но для деревни фотография это история.

Источник: //novoevmire.biz/obshhestvo/obrazovanie/viktor-astafev-kratkoe-soderzhanie-fotografiya-na-kotoroj-menya-net-analiz.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.