Мёртвые живые души в поэме

Кто является «мёртвыми душами» в поэме?

Мёртвые живые души в поэме

«Мертвые души» – это заглавие носит в себе что-то, наводящее ужас… Не ревизские – мертвые души, а все эти Ноздревы, Маниловы и прочие – вот мертвые души и мы их встречаем на каждом шагу», – писал Герцен.

В этом своем значении выражение «мертвые души» обращено уже не к крестьянам – живым и умершим, – а к хозяевам жизни, помещикам и чиновникам. И смысл его метафорический, переносный. Ведь физически, материально, «все эти Ноздревы, Маниловы и прочие» существуют и в большинстве своем процветают.

Что может быть несомненнее, чем медведеподобный Собакевич? Или Ноздрев, о котором сказано: «Свет он был как кровь с молоком; здоровье, казалось, так и прыскало с лица его». Но физическое бытие еще не есть человеческая жизнь. Растительное существование далеко от настоящих духовных движений.

«Мертвые души» обозначают в данном случае мертвенность, бездуховность. А проявляется эта бездуховность по крайней мере двояко. Прежде всего – это отсутствие каких-либо интересов, страстей.

Помните, что говорится о Манилове? «От него не дождешься никакого живого или даже заносчивого слова, какое можешь услышать почти от всякого, если коснешься задирающего его предмета. У всякого есть свое, а у Манилова ничего не было. Большинство увлечений или страстей не назовешь высокими или благородными.

Но у Манилова не было и такой страсти. У него вообще ничего своего не было. И главное впечатление, которое производил Манилов на собеседника – это ощущение неопределенности и «скуки смертельной».

Другие персонажи – помещики и чиновники – далеко не так бесстрастны. Например, у Ноздрева и у Плюшкина есть свои страсти. Есть свой «задор» и у Чичикова – задор «приобретательства». И у многих других персонажей есть свой «задирающий предмет», приводящий в движение самые разнообразные страсти: алчность, честолюбие любопытство и так далее.

Значит в этом отношении «мертвые души» мертвенны по-разному, в разной степени и, так сказать, в разных дозах. Но в другом отношении они мертвенны одинаково, без различия и исключений.

Мертвая душа! Это явление кажется противоречивым в самом себе, составленным из исключающих друг друга понятий. Разве может быть мертвая душа, мертвый человек, то есть то, что по природе своей одушевлено и духовно? Не может жить, не должно существовать. Но существует.

От жизни остается некая форма, от человека – оболочка, которая, однако, исправно отправляет жизненные функции.

И тут нам открывается еще одно значение гоголевского образа «мертвые души»: ревизские мертвые души, то есть условное обозначение умерших крестьян.

Ревизские мертвые души – конкретные, оживающие лица крестьян, с которыми обходятся так, как будто это не люди. А мертвые духом – все эти Маниловы, Ноздревы, помещики и чиновники, мертвая форма, обездушенный строй человеческих взаимоотношений…

Все это грани одного гоголевского понятия – «мертвые души», художественно реализованного в его поэме. И грани не изолированные, но составляющие единый, бесконечно глубокий образ.

Следуя за своим героем, Чичиковым, переезжая из одного места в другое, писатель не оставляет надежды найти таких людей, которые бы несли в себе начало новой жизни и возрождения.

Цели, которые ставит перед собой Гоголь и его герой, в этом отношении прямо противоположны. Чичикова интересуют мертвые души в прямом и переносном смысле этого слова – ревизские мертвые души и люди, мертвые духом.

А Гоголь ищет живую душу, в которой горит искра человечности и справедливости.

Кто такие «живые души» в поэме?

«Мёртвым душам» поэмы противопоставлены «живые» – народ талантливый, трудолюбивый, многострадальный. С глубоким чувством патриота и верой в великое будущее своего народа пишет о нём Гоголь. Он видел бесправие крестьянства, его приниженное положение и то отупение и одичание, которые явились результатом крепостного права.

Таковы дядя Митяй и дядя Миняй, крепостная девочка Пелагея, не отличавшая, где право, а где лево, плюшкинские Прошка и Мавра, забитые до крайности. Но и в этой социальной подавленности Гоголь видел живую душу «бойкого народа» и расторопность ярославского мужика.

Он с восхищением и любовью говорит о способности народа, смелости и удали, выносливости и жажде свободы. Крепостной богатырь, плотник Пробка «в гвардию годился бы». Он исходил с топором за поясом и сапогами на плечах все губернии. Каретник Михей создавал экипажи необыкновенной прочности и красоты.

Печник Милушкин мог поставить печь в любом доме. Талантливый сапожник Максим Телятников – «что шилом кольнёт, то и сапоги, что сапоги, то и спасибо». А Еремей Сорокоплехин «одного оброку приносил по пятьсот рублей!». Вот беглый крепостной Плюшкина Абакум Фыров.

Не выдержала его душа гнёта неволи, потянуло его на широкий волжский простор, он “гуляет шумно и весело на хлебной пристани, подрядившись с купцами”. Но нелегко ему ходить с бурлаками, “таща лямку под одну бесконечную, как Русь, песню”. В песнях бурлаков Гоголь слышал выражение тоски и стремление народа к другой жизни, к прекрасному будущему.

За корою бездуховности, черствости, мертвечины бьются живые силы народной жизни – и то там, то здесь пробиваются на поверхность в живом русском слове, в веселье бурлаков, в движении Руси-тройки – залоге будущего возрождения родины.

Горячая вера в скрытые до времени, но необъятные силы всего народа, любовь к родине, позволили Гоголю гениально предвидеть ее великое будущее.

«Мертвые души», свидетельствует Герцен, «потрясли всю Россию». Сам он, прочитав их в 1842 году, записал в дневнике: «…удивительная книга, горький упрек современной Руси, но не безнадежный».

«Северная пчела», газета, издававшаяся на средства III Отделения личной канцелярии Николая I, обвинила Гоголя в том, что он изобразил какой-то особый мир негодяев, который никогда не существовал и не мог существовать». Критики порицали писателя за одностороннее изображение действительности.

Но помещики выдали себя сами. Современник Гоголя, поэт Языков, писал родным из Москвы: «Гоголь получает отовсюду известия, что его сильно ругают русские помещики; вот ясное доказательство, что портреты их списаны им верно и что подлинники задеты за живое! Таков талант! Многие прежде Гоголя описывали житье-бытье российского дворянства, но никто не рассерживал его так сильно, как он».

Вокруг «Мертвых душ» закипели ожесточенные споры. В них решался, по выражению Белинского, «вопрос столько же литературный, сколько и общественный».

Знаменитый критик, однако, очень чутко уловил те опасности, которые ожидали Гоголя в дальнейшем, при выполнении обещаний продолжить «Мертвые души» и показать Россию уже « с другого боку».

Гоголь не понимал, что его поэма закончена, что «вся Русь» обрисована и что получится (если получится) другое произведение.

Этот противоречивый замысел сформировался у Гоголя к концу работы над первым томом. Тогда писателю казалось, что новый замысел не противопоставляется первому тому, а прямо выходит из него. Гоголь еще не замечал, что изменяет самому себе, ему хотелось исправить тот пошлый мир, который он так правдиво нарисовал, и он не отказывался от первого тома.

Работа над вторым томом шла медленно, и чем дальше, тем труднее. В июле 1845 года Гоголь сжег написанное. Вот как сам Гоголь объяснил год спустя, почему был сожжен второй том: «Вывести несколько прекрасных характеров, обнаруживающих высокое благородство нашей породы, ни к чему не приведет. Оно возбудит только одну пустую гордость и хвастовство…

Нет, бывает время, когда нельзя иначе устремить общество или даже все поколенье к прекрасному, пока не покажешь всю глубину настоящей мерзости; бывает время, что даже вовсе не следует говорить о высоком и прекрасном, не показавши тут же ясно… путей и дорог к нему.

Последнее обстоятельство было мало и слабо развито во втором томе, а оно должно быть едва ли не главное; а потому он и сожжен…»

Гоголь, таким образом, увидел крушение своего замысла в целом.

Ему кажется в это время, что в первом томе «Мертвых душ» он изобразил не действительные типы помещиков и чиновников, а свои же собственные пороки и недостатки, и что начать возрождение России надо с исправления нравственности всех людей. Это был отказ от прежнего Гоголя, вызвавший возмущение и близких друзей писателя, и всей передовой России.

Чтобы полнее понять духовную драму Гоголя, надо еще принимать во внимание и внешние воздействия на него. Писатель подолгу жил за границей. Там он стал свидетелем серьезных социальных потрясений, увенчавшихся в ряде стран Европы – во Франции, Италии, Австрии, Венгрии, Пруссии – революционным взрывом 1848 года. Гоголь воспринимает их как всеобщий хаос, торжество слепой, разрушительной стихии.

Сообщения из России приводили Гоголя в еще большее смятение. Крестьянские волнения, обострение политической борьбы усиливают растерянность писателя. Опасения за будущее России внушают Гоголю мысль о необходимости уберечь Россию от противоречий Западной Европы.

В поисках выхода он увлекается реакционно-патриархальной утопией о возможности всенародного единения и благоденствия.

Смог ли он преодолеть кризис, и в какой мере этот кризис коснулся Гоголя-художника? Увидели бы свет произведения лучше, чем «Ревизор» или «Мертвые души»?

О содержании второго тома можно судить лишь по дошедшим черновикам и рассказам мемуаристов. Известен отзыв Н. Г. Чернышевского: «В уцелевших отрывках есть очень много таких страниц, которые должны быть причислены к лучшему, что когда-либо давал нам Гоголь, которые приводят в восторг своим художественным достоинством и, что еще важнее, правдивостью и силой…»

Спор мог бы быть решен окончательно только последней рукописью, но она утеряна для нас, по – видимому, навеки.

Page 3

Каждая последующая эпоха по-новому открывает классические творения и такие грани в них, которые в той или иной мере созвучны ее собственным проблемам. Современники писали о «Мертвых душах», что они «разбудили Русь» и «пробудили в нас сознание о нас самих».

И ныне еще не перевелись в мире Маниловы и Плюшкины, Ноздревы и Чичиковы. Они, конечно, стали другими, чем были в те времена, но сущности своей не утратили.

Каждое новое поколение открывало в гоголевских образах новые обобщения, толкавшие на раздумья о самых существенных явлениях жизни.

Такова судьба великих произведений искусства, они переживают своих творцов и свою эпоху, преодолевают национальные границы и становятся вечными спутниками человечества.

«Мертвые души» – одно из самых читаемых и почитаемых произведений русской классики.

Сколько бы времени не отделяло нас от этого произведения, мы никогда не перестанем изумляться его глубине, совершенству и, наверное, не будем считать наше представление о нем исчерпанным.

Читая «Мертвые души», впитываешь в себя благородные нравственные идеи, которые несет в себе каждое гениальное творение искусства, и незаметно для себя сам становишься и чище и прекраснее.

Во времена Гоголя в литературной критике и искусствознании часто употреблялось слово «изобретение». Сейчас это слово мы относим к продуктам технической, инженерной мысли, но прежде оно подразумевало и художественные, литературные произведения. И означало это слово единство смысла, формы и содержания.

Ведь чтобы высказать что-то новое, нужно изобрести – создать еще никогда не существовавшее художественное целое. Вспомним слова А.С. Пушкина: «Есть высшая смелость – смелость изобретения». Познание тайн «изобретения» – это такое путешествие, которое не сопряжено с обычными трудностями: для него не нужно ни с кем встречаться, не нужно вообще трогаться с места.

Можно отправиться вслед за литературным героем, и проделать в воображении тот путь, которым он прошел. Нужно лишь время, да книга, да желание подумать над ней. Но это и самое трудное путешествие: никогда нельзя сказать, что цель достигнута, потому что за каждым понятым и осмысленным художественным образом, разгаданной тайной, встает новая – еще более трудная и увлекательная.

Оттого и художественное произведение неисчерпаемо и путешествие к его смыслу бесконечно.

гоголь мертвый душа чичиков

1. Манн Ю. «Смелость изобретения» – 2-е изд., дополн.- М.: Дет. лит., 1989. 142 с.

2. Машинский С. «Мертвые души» Гоголя» – 2-е изд., дополн.- М.:Худож. Лит., 1980. 117 с.

3. Чернышевский Н.Г. Очерки гоголевского периода русской литературы.- Полн. Собр. соч., т.3. М.,1947, с. 5-22.

4. www.litra.ru.composition

5. www.moskva.com

6. Белинский В.Г. «Похождения Чичикова, или Мертвые души» – Полн. собр. соч., т. VI. М., 1955, с. 209-222.

7. Белинский В.Г. «Несколько слов о поэме Гоголя…» – Там же, с. 253-260.

8. Сб. «Гоголь в воспоминаниях современников», С. Машинский. М., 1952.

9. Сб. «Н.В. Гоголь в русской критике», А. Котова и М. Полякова, М., 1953.

Источник: //studbooks.net/768788/literatura/yavlyaetsya_myortvymi_dushami_poeme

Мертвые живые души в поэме

Мёртвые живые души в поэме

В 1842 году была опубликована поэма “Мертвые души”. У Гоголя было множество проблем с цензурой: от названия до содержания произведения. Цензорам не нравилось, что в названии, во-первых, актуализирована социальная проблема махинаций с документами, а во-вторых, соединяются противоположные с точки зрения религии понятия.

Гоголь менять название наотрез отказывался. Замысел писателя по-настоящему поражает: Гоголь хотел, будто Данте, описать весь мир, коим представлялась Россия, показать и положительные, и отрицательные черты, изобразить непередаваемую красоту природы и загадочность русской души.

Все это передано с помощью разнообразных художественных средств, да и сам язык повести легкий и образный. Недаром Набоков говорил, что Гоголя от комического до космического отделяет всего одна буква. Понятия “мертвые живые души” в тексте повести смешиваются, словно в доме Облонских.

Парадоксом становится то, что живая душа в “Мертвых душах” оказывается только у умерших крестьян!

Помещики

В повести Гоголь рисует портреты современных ему людей, создает определенные типы. Ведь если присмотреться к каждому персонажу, изучить его жилище и семью, привычки и склонности, то общего у них практически не будет.

Например, Манилов любил пространные размышления, любил немного пустить пыль в глаза. За его внешней привлекательностью и учтивостью не было ничего, кроме бессмысленной мечтательности, глупости и подражательства.

Его совсем не интересовали бытовые мелочи, а умерших крестьян он и вовсе отдал бесплатно.

Настасья Филипповна Коробочка знала буквально всех и все, что происходило в ее небольшом имении. Она помнила наизусть не только имена крестьян, но и причины их смерти, а уж в хозяйстве у нее был полный порядок. Предприимчивая хозяйка пыталась дать в придачу к купленным душам муку, мед, сало – словом все, что производилось в деревне под ее чутким руководством.

Собакевич же набивал цену каждой мертвой душе, но зато сопроводил Чичикова в казенную палату. Он кажется наиболее деловым и ответственным помещиком среди всех персонажей Его полной противоположностью оказывается Ноздрев, смысл жизни которого сводится к игре и выпивке. Даже дети не могут удержать дома барина: душа его постоянно требует все новых и новых развлечений.

Последним помещиком, у которого Чичиков покупал души, был Плюшкин.

В прошлом этот человек был хорошим хозяином и семьянином, но из-за неудачно сложившихся обстоятельств он превратился в нечто бесполое, бесформенное и бесчеловечное существо.

После смерти горячо любимой жены его скупость и подозрительность получили над Плюшкиным безграничную власть, превратив его в раба этих низменных качеств.

Отсутствие подлинной жизни

Что же общего у всех этих помещиков? Что объединяет их с городничим, который получил орден ни за что, с почтмейстером, полицмейстером и другими чиновниками, которые пользуются своим служебным положением, а целью жизни которых является лишь собственное обогащение? Ответ очень прост: отсутствие желания жить.

Ни один из персонажей не чувствует никаких положительных эмоций, по-настоящему не думает о возвышенном. Всеми этими мертвыми душами руководят животные инстинкты и потребительство.

В помещиках и чиновниках нет никакого внутреннего своеобразия, все они всего лишь пустышки, всего лишь копии копий, они ничем не выделяются на общем фоне, они – не исключительные личности.

Все высокое в этом мире опошлено и снижено: никто не любуется красотой природы, которую так живо описывает автор, никто не влюбляется, не совершает подвиги, не свергает царя. В новом продажном мире больше нет места исключительной романтической личности.

Любовь здесь отсутствует как таковая: родители не любят детей, мужчины не любят женщин – люди просто пользуются друг другом. Так Манилову дети нужны как предмет гордости, с помощью которого можно увеличить вес в собственных глазах и в глазах окружающих, Плюшкин и вовсе знать не хочет дочь, которая по молодости сбежала из дому, а Ноздреву безразлично есть у него дети или нет.

Страшнее всего даже не это, а то, что в этом мире царит безделье. При этом можно быть очень деятельным и активным человеком, но при этом бездельничать. Любые действия и слова персонажей лишены внутренней духовной наполняющей, лишены высшей цели. Душа здесь мертва, потому что больше не просит духовной пищи.

Может возникнуть вопрос: почему Чичиков скупает только мертвые души? Ответ на него, конечно же, прост: лишнее крестьяне ему не нужны, а документы на умерших он продаст.

Но будет ли такой ответ полным? Здесь автор тонко показывает, что мир живой и мертвой души не пересекаются и не могут больше пересекаться. Вот только “живые” души теперь в мире мертвых, а “мертвые” – пришли в мир живых.

При этом души мертвые и живые в поэме Гоголя неразрывно связаны.

Есть ли живые души в поэме “Мертвые души”? Разумеется, есть. В их роли выступают умершие крестьяне, которым приписываются разнообразные качества и характеристики. Один пил, другой жену бил, а вот эта была работящей, а у этого были странные прозвища. Эти персонажи оживают и в воображении Чичикова, и в воображении читателя. И вот мы уже вместе с главным героем представляем досуг этих людей.

Надежда на лучшее

Мир, изображаемым Гоголем в поэме совершенно угнетает, а произведение носило бы слишком мрачный характер, если бы не тонко прописанные пейзажи и красоты Руси. Вот где лирика, вот где жизнь! Создается ощущение, что в пространстве, лишенном живых существ, сохранилась жизнь.

И снова здесь актуализируется противопоставление по принципу живой-мертвый, оборачивающееся парадоксом. В заключительной главе поэмы Русь сравнивается с лихой тройкой, которая мчится по дороге вдаль.

“Мертвые души”, несмотря на общий сатирический характер, завершаются вдохновляющими строками, в которых звучит восторженная вера в народ.

Характеристика главного героя и помещиков, описание их общих качеств пригодятся учащимся 9 класса при подготовке к сочинению на тему “Мертвые живые души” по поэме Гоголя.

Источник: //home-task.com/mertvye-zhivye-dushi-v-poeme/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.